Протоиерей Лев Лебедев. Великороссия: Жизненный Путь.

к оглавлению

 

Вступление

Как хорошо, что мы любим свою историю, но печально то, что так плохо знаем её!.. Не потому ли, что истории жизни собственно Русского народа, его Души по сей день не написано? В самом деле, что мы имеем теперь, в области исторических знаний? Если не считать многих работ по отдельным периодам и темам, среди которых очень много достойных произведений, а иметь в виду только фундаментальные труды по общей истории России с древнейших времен, то мы имеем ряд прекрасных сочинений по истории государства Российского (Татищев, Карамзин, Соловьев, Ключевский и другие).

Здесь нам представлена политическая история, обзор деятельности государственных, общественных и иных учреждений, их выдающихся руководителей, важнейших политических и общенародных событий; немало говорится о культуре, быте и нравах и даже о церковных делах, но лишь постольку, поскольку эти дела имеют отношение к делам политическим. В таких событиях и учреждениях, конечно, отражается жизнь Народа, но все же — это не история жизни его Души непосредственно. С другой стороны мы имеем ряд обобщающих трудов по истории Русской Церкви (митрополит Макарий (Булгаков), архиепископ Филарет (Гумилевский), Карташов, Тальберг, Русак). Они сообщают нам очень важные сведения об истории церковных учреждений событий церковной жизни, выдающихся деятелей и святых Русской Церкви, затрагивая и события политические постольку, поскольку они имеют отношение к Церкви. Но всё это именно история Православной Христианской Церкви на Русской Земле, в Русском народе, но не история самого народа, как церковной общины! Хотя, безусловно, жизнь последней в такой истории во многом отражается и выражается. Механическое соединение данных политической и церковной истории могло бы дать более полную картину, но из нее все равно ускользнуло бы нечто главное,— та самая Душа, которая нематериальна и потому не ясно, как её «уловить». К тому же (и это в высшей степени важно!) до сих пор не найден «ключ» к пониманию исторического процесса. Процесс этот до сих пор представляется неким потоком, законы движения которого не установлены, где научному изучению поддаются отдельные фрагменты; причудливо плывущие в общем хаосе случайностей. Попытки осмыслить историю, как закономерный процесс, конечно, предпринимались. Тот же наш Карамзин рассматривал жизнь государства Российского с точки зрения западно­европейских (масонских, в основе своей) представлений, как некую эволюцию форм государственно-политического бытия, от низших к высшим. Это ошибка. Теперь уже многие знают, что эволюции, в общем не существует, хотя развитие от низшего к высшему может быть у отдельных объектов общего. Соловьёв руководствовался философией Гегеля (влиятельной в его время), где «саморазвитие» политической «идеи» представлялось тоже как бы эволюционным. Так что при всех явных симпатиях Соловьёва к отдельным лицам и событиям древности, у него в целом получалось, что все, что было у нас до Петра I — это как бы «низшее», подготовительное, погружённое в невежество и непросвещенность, а подлинный «свет» просвещения и культуры воссиял нам, русским, из Европы, в которую Пётр «прорубил окно»...

Самая напористая, мощная попытка представить историю как закономерный, строго детерминированный процесс, была сделана марксизмом. Но марксизм исходил из заведомо ложных (безбожных) позиций и в прокрустово ложе его надуманных схем исторический материал в большей и важнейшей части своей просто не укладывался; марксистам-историкам приходилось его постоянно «обрезать», невероятно искажать и уродовать. Иные, разуверившись после всех этих опытов, стали даже утверждать, что в истории вообще нет никаких законов и искать их безсмысленно. Так или иначе, выходит, что наука, не знающая законов бытия своего основного объекта изучения, наукой, в строгом смысле, признана быть не может.

Не здесь ли главная причина того, что мы по сей день не можем представить себе обшей картины нашей родной истории? Всегда ли так было? Нет. В древности, вплоть до XVII века включительно, русские летописцы (и их читатели) отлично и правильно представляли себе историю Русской Земли, как сочетание Промысла Божия и свободной воли людей (правителей, народа). Отсюда, хронограф (летопись) — и, по сей день самый лучший учебник истории! Он учит нас главному,— верному представлению о том, что духовное состояние народа, объединенного в Общину православных, Народа-Церкви, и колебания этого состояния определяют в очень многом развитие и характер внешних политических и церковных событий. Как в жизни человека, его глубинное духовное сердце руководит внешними эмоциями, направлением мыслей, поступками. Но летописи не всем доступны и к тому же доводят нас только до конца ХУП-го столетия. Дальнейшее как бы вручается нам: смотрите и разбирайтесь сами!

Вот мы и постараемся разобраться, взяв за основу тот метод, о котором сейчас поведаем, и в правильности которого мы полностью и совершенно убеждены. Верный метод («ключ» к разумению) однако, не освобождает историка от ошибок при его применении к конкретному материалу, как по недостатку ума, так и по недостатку знаний в отношении отдельных событий и лиц. Мы чувствуем, что такие ошибки могут быть и у нас, и просим за это заведомо прощения у читателей и у Бога! Но мы точно знаем, что те, кто с предложенным методом пойдут вслед за нами, смогут исправить и дополнить и нас, и продвинуться дальше и глубже в понимании того объекта исследования, которым является жизнь Души Народа Великой России.

Великороссия, или Великоруссия, Великая Россия... Эти понятия связаны с названием Великорусской народности, а лучше сказать — народа, с древнейших времён проходящего свой жизненный исторический путь. Слово «великая» во всех указанных понятиях, с одной стороны, означает просто «большая» (по размерам, по численности). Однако с другой стороны, уже очень давно к такому простому значению, сохраняющемуся и поныне, присоединилось и другое. «Великая» — значит славная, могущественная, знаменитая. Чем славная? Чем

могущественная? Чем знаменитая? Сами великоруссы отвечали на эти вопросы в разные времена не одинаково. За однозначное можно принять лишь то, что Великорусский народ, явившись как один из трёх братских народов, образовавшихся на пространстве древней Киевской Руси, создал своё государство, ставшее великим сперва по размерам, а затем и по значению для малорусского и белорусского народов (поскольку последние надолго оказались под властью Польши и Литвы), а также для многих других народов и народностей, вошедших в его состав. С середины XVII века, с началом воссоединения Великой, Малой и Белой России государство переставало быть только Великорусским, превращаясь (и превратившись в XVIII в.) в Российскую Империю. В ней Великорусский народ оказался, хотя и главным, как бы ведущим, но все же одним из многих народов. Все чаще он стал называться Русским народом (украинцы и белорусы «русскими» себя не называют). Он никогда не был совершенно однородным; Русь времён Аскольда и Дира, а затем и Великоруссия во главе с Москвой никогда не боялись родниться, соединяться с любыми народами и народностями, приходившими с ней в соприкосновение. И всё же Великорусский народ, родившийся в XI—XII веках в междуречье Волги и Оки, оказался народом особым, отличным от малороссов и белорусов и от всех других. Его истории, жизни его души мы и посвящаем данную книгу, оговорившись сразу, что будем называть его также Великой Русью, Великой Россией, Великороссией, как и называли его многие, не заботясь о подыскании точных научных определений для подобных названий. Вряд ли такая точность вообще возможна. Важно только условиться, какой народ мы имеем в виду.

Давно замечено, что жизнь народа подобна жизни отдельного человека. Как человек — эта «малая ипостась» человечества, по выражению богословов, обладает неповторимой личностью с её всеми заметными особенностями, так и целый народ, который поэтому можно назвать «укрупнённой ипостасью» рода людского. У народа тоже есть своя особая Личность со своеобразными чертами. Они всем видны, но их невозможно выразить точной формулой. Трудность в том, что Личность Народа, как и личность человека,— это всегда единственное в м!ре сочетание качеств, которые, если взять их по отдельности, имеются и у других, но — в других сочетаниях. Отсюда часты бывают ошибки у тех, кто стремится увидеть духовный облик народа. Побочное легко принять за стержневое, второстепенное — за главное, ибо последнее спрятано глубже. Одно без другого не существует. И в один из моментов жизни действует и является нечто самое главное, а в другой — напротив, побочное выступает на первое место, становясь, как бы главным. Личность нужно воспринять в целом, как она есть, со всеми её чертами. Но сделать это можно лучше всего тогда, когда все они полностью проявились в истории, У каждого народа сеть свой Ангел из чина Начал, подобно тому, как есть свой Ангел-хранитель у каждого человека.

Всё сие позволяет рассмотреть жизнь Народа, как жизненный путь человеческой личности, с точки зрения духовных законов ее бытия. Эти законы особенно отчётливо выражены в православной аскетике. Вот где, оказывается, нужно искать законы движения исторического процесса, вот где они как бы под спудом спрятаны! Согласно этим законам, жизнь личности определяется: 1) отношением к Богу, точней — ко Христу и правде Его; 2) отношением к самому себе в свете правды Христовой; 3) отношением к другим личностям, в целом ко всему окружающему. Эти отношения зависят от трёх (по крайней мере) волевых начал, имеющихся в душе. 1) Воля высшая духовная, которая через совесть действует как воля Божия и всегда влечет человека только к добру и правде. 2) Воля низшая, подвластная демоническому влиянию, всегда влекущая ко злу и греху. 3) Свободное произволение (наиболее таинственное начало) человека, которое выбирает в каждом случае между действиями двух первых начал, и может склоняться то в одну, то в другую сторону.

Свободное произволение народа в выборе между добром и злом, правдой и ложью всегда осуществляется через личностные особенности его, то есть через данное сочетание его природных качеств и свойств. Они могут содействовать преимущественно доброй или преимущественно злой воле, или попеременно той и другой, в разное время по-разному, или в равной мере и тому и иному. В истории — жизни Народа как Личности движения высшей или низшей воли выявляются в настроениях правителей Народа, а также некоей решающей массы общества, которая всегда очень малочисленна по отношению к общей массе народа, но в ней кристаллизуется и с огромной силой действует вся культура народа и его умственно-душевная сила. Эти настроения взаимодействуют каждый раз по-разному (то в согласии, то в противоречии) с настроениями и деяниями правителей. Само по себе движение доброй или злой воли не вменяется народу, как и человеку, ни в добродетель, ни в грех. Лишь только тогда, когда свободное произволение (после внутренней борьбы) склонится на ту или иную сторону, начинается вменение. А когда за склонением последует и определённое действие, тогда последствия его в соответствии с правдой Христовой начнут сказываться на дальнейших судьбах народа добром или злом.

Свободное произволение Народа определяется настойчивыми требованиями или его решающей массы, или его правителей, или обеими этими силами вместе, согласно. В последнем случае почти неизбежно происходит исторический поступок, действие. Однако таковой может произойти и по воле одних правителей, вопреки решающей массе, или (реже) по воле последней вопреки воле правителей. Правители народа — люди; и они могут не всегда верно им руководить. У них тоже бывают ошибки и просто грехи. Правители могут идти «за» или «против» свободного произволения народа. Они и обязаны идти за решающей массой, если она тяготеет к добру, обязаны идти против, если она склоняется к злу. Но в этом случае они сильно рискуют и им можно полагаться только на Божию помощь. Решающая масса народа, выражая склонение его свободного произволения, естественно, тоже не безгрешна. Она, как уже говорилось, склоняется иногда к добру, а иногда ко злу. В последнем случае Бог какое-то время смиряет и вразумляет её, но, наконец, непременно попустит ей творить свое зло, по закону свободы человеческой воли.

Итак, как видим, народ состоит из трех основных сил, или начал: правителей, решающей массы и прочей массы (большинства). Последняя может объединяться, разделяться, подчиняться, или бунтовать, но она, вопреки лжеученьям последних времен никогда ничего не решает. Она накапливает то, что потом кристаллизуется в решающей массе и в правителях.

Решающая масса количественно не определима, и она не есть нечто организованное и постоянное. Она каждый раз по-особому, после борьбы, возникает и складывается главным образом в той части народа, которая называется «обществом» или «общественностью». Хотя в последние времена эту массу пытаются иногда искусственно организовать. В любом случае, когда решающая масса сложилась, согласилась в одном мнении, тогда она именно решает как быть и что делать. И чаще всего от таких решений зависят дальнейшие судьбы народа. Это не то, что «ведущий слой» И. Ильина. Ведущий слой может входить в решающую массу (хотя может и оказаться в конфликте с нею).

К этому нужно прибавить, что каждый народ, в том числе и Великороссийский, в разное время по-разному испытывается Богом, то благословляющим его каким-то добром, то попускающим ему определённые беды или соблазны, исходящие от диавола. Эти Божий испытания составляют, как кажется нашему уму, область случайностей истории. Но если присмотреться, то пусть не во всех, но во многих случаях видна их связь с колебаниями духовного состояния народа. Они, Божий испытания, от воли народа не зависят, или далеко не всегда зависят. Но от него, народа, и только от него самого зависит, как поступить в данных, промыслительно предложенных обстоятельствах. Здесь снова— закон свободы человеческой воли. И все — как у каждого отдельного человека! В этом — высшая, Божия мудрость!

Как рождалась Великая Россия, Великороссия? Как колебалось ее. свободное произволение в добре и зле по отношению ко Христу, к себе самой, к другим народам? Как совершались сложные взаимодействия ее правителей, решающей массы и прочего народа? Как принимала она Божий испытания и как выходила из них? Как она возрастала, и как проводила земное своё бытие? Что можно в итоге сказать о Великороссии как об исторической Личности и её значении для всего человеческого рода?


 

к оглавлению

к началу

Рейтинг@Mail.ru