Православное Обозрѣнiе

Издание Русской Православной Зарубежной Церкви

Внимание: если Ваш компьютер не читает некоторые буквы петровской азбуки, на заглавной странице есть объяснение и помощь.  

28 Сентябрь 1959 г.

к оглавлению

ДНЕВНИКЪ КОНСТАНТИНОПОЛЪЦА.

Краткiй очеркъ событiй въ Константинополѣ въ 1955
Изъ дневника православнаго очевидца.

 

Редакцiя помѣщаетъ нижеслѣдующее описанiе погрома, который учинили турки  надъ греками  въ  Константинополѣ  въ 1955  году. Тогда очень мало  что  проникло въ американскую и европейскую  прессу изъ этихъ страшныхъ  событiй.

 Весь текстъ  мы  полнотью  взяли,  ничего не  измѣнивъ,  изъ дневника одного русскаго   православнаго   человѣка,   который   сравнительно   недавно   прибылъ эммигрантомъ въ Канаду изъ Константинополя.

 Никто изъ христiанъ, проживающихъ въ Турцiи, не забудетъ 6-го сентября 1955 года. Задолго до этого дня въ Турцiи уже было неспокойно въ связи съ кипрскимъ вопросомъ. Всѣ газеты вели пропаганду, что Кипръ былъ турецкимъ и опять долженъ вернуться къ Турцiи, и писали рѣзкiя статьи противъ грековъ вообще, и въ частности противъ грековъ, проживающихъ въ Турцiи, а нѣкоторыя газеты прямо настраивали общественное мнѣнiе противъ нихъ, называя ихъ "внутреннимъ врагомъ". Вездѣ въ городахъ устраивались грандiозные митинги, которые передавались по радiо и въ которыхъ принимали участiе тысячи и тысячи людей. Въ витринахъ всѣхъ греческихъ магазиновъ заставили повѣсить болыиiе плакаты "Кибрисъ Тюрктюръ", т. е. "Кипръ турецкiй", но никому и въ голову нѣ приходило, что все это выльется въ ту катастрофу, которая прошошла б-го сентября.

 Въ этотъ день, когда я возвращался съ работы, какъ всегда въ 5 часовъ, я видѣлъ толпу манифестантовъ на главной улицѣ Стамбула (такъ теперь называется Константинополь) и поэтому поспѣпшлъ домой. Дома, только что мы усѣлись ужинать, какъ я услышалъ на улицѣ сильный гулъ. Выскочивъ на балконъ, я увидѣлъ, какъ какiето взволнованные люди, запыхавшись прибѣжали къ лавочнику-греку напротивъ насъ и говорятъ ему: " Скорѣе запирайте лавку•". Онъ моментально вышелъ, занеръ двери и спустилъ желѣзную шiтору.   Въ это время толпа съ флагами и криками "Кйбрис Тюрктюр"   ("Кипръ турецкiй")   появилась   на главной улицѣ.  Со всѣхъ сторонъ бѣжали люди, чтобы примкнуть къ ней. Черезъ нѣкоторое время раздался звонъ разбитаго стекла и глухiе удары о желѣзныя шторы.  Масса

какой-то черни, которой я даже никогда не видѣлъ, съ дубинами и желѣзными колами, бѣжала по улицѣ. Напротивъ   насъ,   около   какого-то строющагося дома, моментально разобрали заборъ для дубинъ, нахватали кирiпичей и пошли бить витрины магазиновъ.

Толпа ввалилась на нашу улицу, начали бить стекла въ домахъ. Гулъ, звонъ, крики продолжались. Въ это время уже стемнѣло. Вездѣ въ турецкихъ домахъ зажгли    свѣтъ,    вывѣсили   турецкiй флагъ и жильцы сидѣли на балконахъ или у оконъ. Греки же всѣ окна закрыли, свѣта не зажгли и сидѣли въ темнотѣ. На улицѣ же на углу стояли какiя-то женщины, дѣти, мужчины. Грекъ, живущiй напротивъ насъ,  прiоткрылъ окно и спросилъ турка, сидящаго на балконѣ, дрожащимъ голосомъ:   "Повѣсить ли   мнѣ   флагъ?".   Турокъ

отвѣтилъ:   "Конечно,   и   зажгите свѣтъ, чтобъ видѣли, что Вы не боитесь". Грекъ такъ и сдѣлалъ, хотя уже всѣ окна у него были выбиты.  

Въ это время новая толпа народу начала бить и выбрасывать на улицу товары, находящiеся въ магазинахъ. Все это разрывалось, билось, втаптывалось въ грязь (до этого прошелъ неболыиой дождь и теперь луна свѣтила во всю). По главной улицѣ промчались пожарные, т. к. подожгли греческую церковь нѣдалеко отъ насъ. Одинъ разъ проѣхалъ грузовикъ съ солдатами, тѣ махали руками, а толпа аплодировала и кричала: "Солдаты съ нами". Гулъ, звонъ и крики, которыхъ я никогда не забуду, продолжались и я уже думалъ, что дѣло дойдетъ до рѣзни. Но послѣ 12 часовъ ночи вдругъ прiѣхали грузовики съ солдатами, появилась полицiя съ палками. Они бросились на толпу съ криками: "Расходись". И толиа моментально начала разбѣгаться. На улицахъ вездѣ валялось множество разныхъ вещей, но никто ничего не бралъ. Только потомъ я увидѣлъ полицейскихъ и жандармовъ, ведущихъ людей, которые были пойманы еъ украденными вещами. 

Въ часъ ночи я легъ спать, но заснуть не могь, и какъ только начало свѣтать, всталъ и вышелъ на балконъ. На улицахъ не было ни трамваевъ, ни автобусовъ, люди съ мрачными лицами ходили около своихъ магазиновъ и собирали свой товаръ, хотя отъ него ничего почти нѣ осталоеь, повсюду ходили солдаты съ ружьями. Черезъ часъ я рѣшилъ тоже выйти на улицу. Оть магазиновъ ничего не осталось, все побито, уничтожено, желѣзныя шторы погнуты, черныя, какъ послѣ пожара. Улицы заполнены всевозможными вещами: туфли, разорванныя грязныя матерiи, разсыпанное зерно, разорванные мѣшки съ мукой, сахаромъ, разбитый хрусталь, посуда . . .

 Почти всѣ турецкiе магазины остались нетронутыми. Вездѣ печальныя лица разоренныхъ людей. Я купилъ газету и прочиталъ, что наканунѣ греки якобы бросили бомбу въ садъ  между домомъ, гдѣ жилъ Ататюркъ въ Селаникѣ, и турецкимъ консульствомъ, были побиты

стекла. Газеты выпуетили это извѣстiе   вторымъ   изданiемъ.   Народъ, узнавъ, что на домъ его кумира — Ататюрка   была   брошена   бомба, пришелъ  въ  ярость,  начался  митингъ,   который  перешелъ   потомъ въ битье и уничтоженiе магазиновъ. Такъ объясняютъ газеты, турецкiя, конечно,  все  происходившеѣ  6-го сентября. Конечно, на службу я въ этотъ день не пошелъ, да и никто тогда не работалъ. Послѣ обѣда я пошелъ на площадъ Таксимъ. Вездѣ   тротуары    покрыты   толстымъ слоемъ битой посуды, хрусталя, разбитыхъ холодильниковъ, радiо, разорванной   матерiи.   На   Токсимѣ сожжена   греческая  церковь  Агiя Трiада. Говорятъ, что было подожжено 29 греческихъ церквей, греческiя школы. На Босфорѣ не осталось ни одного греческаго казино, все побито, столы, стулья, пiанино плаваютъ по Босфору, куда они были сброшены. Говорятъ, что на окраинѣ города толпа врывалась и въ дома, гдѣ били всю мебель, люди спасались или у  сосѣдей,  или  на крышахъ, или ихъ запирали въ одну комнату, пока все били и уничтожали. Часть бѣснующейся толпы бросилась на греческое кладбище; и изъ трамвайнаго депо напротивъ, чтобы   имъ   было   виднѣе,   навели прожекторы, разбили многiе памятники, склепы уничтожили, кости покойниковъ выбросили. Кладбищенскiй сторожъ всю ночь просидѣлъ, спрятавшись   на   деревѣ.   Другая часть толпы на моторныхъ лодкахъ поѣхала на Принцевы острова (дачное мѣсто, гдѣ болыпей частью живутъ не мусульмане) и тоже бросились тамъ бить окна въ домахъ и магазинахъ. Только на одномъ островѣ   начальникъ-турокъ   вышелъ съ револьверомъ на берегъ и заявилъ, что убьетъ перваго, кто выйдетъ на берегъ, и такимъ ооразомъ спасъ островъ отъ разгрома. Нужно сжазать, что было много честныхъ турокъ, которые спасали цѣлые кварталы, увѣряя толпу, что грековъ тамъ нѣтъ, въ то время, какъ они тамъ были. Конечно, вмѣстѣ съ греческими были уничтожены и армянскiе и др. немусульманскiе магазины, хотя нѣкоторые еврейскiе уцѣлѣли какимъ-то образомъ, а нѣкоторые турецкiе были разгромлены. Говорятъ, что одинъ еврей, увидѣвъ, что магазины уничтожаются, пока никто не замѣтилъ, снялъ вывѣску съ своего магазина и повѣслъ ее на магазинъ своего сосѣда турка, а вывѣску съ его магазина повѣсилъ себѣ и такимъ образомъ спасъ свой магазинъ отъ разгрома.

 Но ни греческое консульство, ни Патрiархатъ не пострадали — ихъ охраняла полицiя. Президентъ Турцiи Джелалъ Байярдъ и первый министръ Аднанъ Мендересъ какъ разъ наканунѣ вечеромъ выѣхали въ Анкару. Въ 11 ч. ночи имъ вдогонку была послана губернаторомъ Стамбула телеграмма съ сообщенiемъ о томъ, что творится въ Стамбулѣ. Они моментально съ поѣзда пересѣли на такси и помчались обратно, велѣвъ до этого по телефону объявить военное положенiе и вызвать войска. Тогда блиндированные танки выѣхали въ городъ, солдаты заняли концы моста, который соединялъ старый городъ съ новымъ, и никого не пропускали. Другiе были отправлены во всѣ концы города. По радiо сообщили, что правитѣльство очень сожалѣетъ о случившемся, что какiя-то темныя личности, желающiя и мечтающiя погубитъ Турцiю, воспользовались волненiями турецкаго народа по случаю брошенной въ Салоникахъ бомбы, для своихъ цѣлей, что такимъ образомъ была погублена часть народнаго капитала, но всѣмъ пострадавшимъ будетъ оказана помощь, а сейчасъ нацiональный долгъ каждаго помочъ возстановить порядокъ и т. п. 

Въ Смирнѣ, пишутъ газеты, толпа бросилась тоже громить греческое консульство и греческiй павильонъ на выставкѣ. Губернаторъ Смирны и начальникъ полицiи убѣждали людей образумиться. Когда же это не помогло, вызвали пожарныхъ и начали поливать толпу водой. Но люди перерѣзали пожарные шланги. Тогда полицiя начала бросать слезоточивыя бомбы, но все равно ничто не помогало: греческое консульетво было сожжено, служащiе спаслись черезъ заднiя двери. Затѣмъ толпа бросилась уничтожать греческiя моторныя лодки, стоявшiя въ порту. Тѣ, снявшись съ якорей, хотѣли уйти въ море, но народъ на моторныхъ лодкахъ бросился преслѣдовать ихъ. Тогда стоявшiя тамъ иностранныя и турецкiя суда пошли на помощь бѣжавшимъ грекамъ и часть моторныхъ лодокъ смогла уйти. другiѣ же были подожжены, но матросы спаслись, бросившись въ море. Въ столицѣ Турцiи — Анкарѣ — было тоже нѣсколько инцидентовъ, но т. к. тамъ находятся всѣ посольства и много иностранцевъ, то полицiя не допустила никакихъ эксцессовъ. Все же въ Анкарѣ, какъ и въ Смирнѣ и въ Стамбулѣ было объявлено военное положенiе на 6 мѣсяцевъ. Вездѣ на чали собирать пожертвованiя для пострадавшихъ, всѣ банки пожертвовали отъ 80 до 100 тысячъ лиръ. На кладбищѣ была создана комиссiя для починки (безплатно) поломанныхъ памятниковъ. Часть цѣрквей, которыя можно было отстроить, начали отстраиваться. Владѣльцы магазиновъ получили отъ правительства помощь и снова были заполнены товарами. Внѣшнѣ жизнь пошла постарому, но многiе-многiе навсегда запомнили этотъ страшный день и не забудутъ его никогда.

 

Очевидѣцъ.

 

к оглавлению

в начало

Copyright by Orthodox Digest  1959

Рейтинг@Mail.ru